Любить себя. Какого?

На самом деле - мыслями из дневника делюсь всё реже. Но вчера Ася опубликовала запись из Метафизического дневника Габриэля Марселя. Кому интересно - поищите в ФБ Анастасию Зиневич. Я с Марселем согласен, но мне показалось, что сегодняшние читатели его не поймут. И вот попытка "перевести" мысль Марселя - высказать её иначе, на языке моей мысли.

Между тем, в тексте содержится чрезвычайно проницательный анализ того, что происходит в этом эмпирическом сознании, закрытом от трансцендентного и лишённом способности судить самое себя. Чем бы человек ни занимался – любовниками ли, здоровьём – он, в сущности, занимается этим для того, чтобы уйти от какого-то глубинного внутреннего беспокойства, экзистенциальной тревоги. Сама эта тревога есть смутное ощущение того, что ты живёшь как-то неправильно, не в соответствии с глубинными законами бытия, в том числе и нравственными законами, если признавать наличие оных. Как будто бы ты никаких преступлений не совершаешь, не воруешь, не убиваешь. Ты человек обыкновенный – каких миллионы – не злодей, а человек мелкого греха. И грех этот в том, что ты обманываешь окружающих – выдаёшь себя за того, каким на деле не являешься, то есть надеваешь социально приемлемую маску, и изо всех сил пытаешься ей соответствовать. Заигравшись, ты можешь даже и решить, что ты в самом деле тот, роль кого разыгрываешь. Ну а кто же на самом деле там, внутри, в темноте твоего очень слабо совещённого сознания, а тем паче бессознательного? Ты боишься туда заглянуть. Ты обманываешь других – но исходной является попытка обмануть самого себя. Ну а если проявить мужество и отважиться заглянуть, чтобы увидеть … себя? Себя действительного, а не придуманного и вырезанного из картона…
Выдерживают эту встречу с собой немногие. Там нечто родное, смутно узнаваемое, до боли милое, но жалкое, беспомощное, как бы недоразвившееся, не состоявшееся. Как если бы художник рисовал портрет, сделал набросок и ушел. И забыл о нём. Не в том беда, что не дорисовано ухо или нос. А в том, что лицо в его выразительности не проявилось, есть какой-то намёк, вот даже один глаз глядит узнаваемо… И некого спросить, каким же образ задумывался.
Человек отвернётся от того, что увидел, постарается забыть, вернуться к прежней жизни, но тревога останется. Так же как и неприятное чувство, что он всех и самого себя обманывает.
Вопрос, который мы с Асей не раз обсуждали: что значит любить себя. Какого себя любить – вот этого, каким я кажусь другим и себе? На самом деле - мелочного, глупого, эгоистичного, готового вываляться как свинья в каждой новой житейской луже? Или того – недорисованного, недовоплощённого… Ты скажешь: жизнь виновата, при других обстоятельствах я мог бы быть другим. А, может быть, признаешь, что сам виноват? Вспомни, сколько раз ты предавал себя - того детского, того юного, ещё с размахом задумывавшегося… Кто тот художник, который рисовал, а потом ушёл и забыл, так что даже и уже разведённые краски засохли? Этот художник – ты. Любить себя – значит творить себя, и, очнувшись от сна, в ужасе вскакивать, стараясь разглядеть и подправить какое-то неудачное пятно.

думаю о будущем

Множество женщин, наделённых недурной внешностью, поглупели окончательно, и, занимаясь ловлей мужчин,  общаются на  сайте «мозгов. нет». Вечно занятые мужчины пришли к выводу,  что роботессы уже  ничуть не глупее, а хлопот с ними значительно меньше, и их всегда можно вовремя выключить. Роботессы в свободное от работы время тоже глазели на экран ноутбука или айфона, общались в сетях с натуральными женщинами и, о ужас, они научились у них  глядеть налево и изменять своим работодателям!  Когда первая роботесса сбежала из дому – программисты были потрясены и стали лихорадочно искать изъяны в программе. Но такие случаи множились. Некоторые роботессы, брошенные такими же неверными любовниками, оказались на улице. И стали предлагать свои услуги первым встречным, чтобы заработать на подзарядку. Не успеешь подзарядиться – уснёшь. Может быть  и навсегда – если не найдётся никого, кто тебя подзарядит и разбудит. Тут и началась война продажных натуралок и роботесс, война без всяких правил. Впрочем, и приличные дамы не остались в стороне. Не стану и пытаться описывать этот ужас. Но важно, что всякое будущее – начинается сегодня. Вот какое письмо я получил.

-Здравствуй. я так понимаю ты добавил меня к себе в друзья, может хоть пообщаемся немного, если можешь.
-Извините - некогда. И никогда.
-  Слушай, симпатичные у тебя в анкете фотографии )) будь добр, что-нибудь расскажи про себя.
-  Извольте выйти вон!
- Илья- я буду рада общаться еще, ты мне нравишься, скажи я тебя интересую?
- Вы робот? Или пошлая женщина?
- Думаю мы никогда раньше не виделись. Я не забыла бы тебя,
Так как мне, похоже, с тобой весело.
- Робот!

Переписка в мессенджере – реальная. Я лишь смягчил собственные ответы. Моя Ася закричала в ужасе: это вирус! Он может уничтожить всё, что в твоём компьютере! Немедленно заблокируй адресата и уничтожь переписку!  После уничтожения – появилось другое письмо от другого адресата. Красивая девушка из Бразилии. Судья по всему - реальная. Владеет (или не владеет?) тремя языками. Как только я добавил её в друзья – появилось сообщение: Если я тебе понравилась,  буду рада, если ты мне напишешь. И – адрес электронной почты.
   Тут я сообразил: началось! То самое будущее! Давно началось, а мы и не заметили. И написал стихотворение. Прочитал его Асе. Она почему-то ничего не сказала. Только хмыкнула

    «Мастерица виноватых взоров…»
        О. Мандельштам
Мастерицы невиновных взоров.
Вас не Мандельштам воспел – Невзоров!
Просто человеческие самки,
что хотят не в дамы – ну так в дамки.
Не принцессы, запертые в башне, -
на базарной площади! Продажны!
Купят вас по случаю – для случки.
Рыцари, целуйте дамам ручки,
умирая,  охраняя Замок,  -
чтоб не видеть наших праздных самок.

О НАРКОТИКАХ И "ОТРЕЗВЛЕНИИ"

О «наркотиках» и «отрезвлении»
Анастасия Зиневич написала рассказ «Отрезвитель», вызвавший много споров. О чём рассказ, о чём спорят? О том, нужно ли лицемерно поддакивать другу, сохраняя совершенно условные, ФАЛЬШИВЫЕ, ПО СУТИ, ОТНОШЕНИЯ – или следует говорить нелицеприятную правду.
Фейсбук – великолепная площадка для создания таких условных, фальшивых «дружб». И совершенно замечательное по эффективности средство бегства человека от реальности своего действительного бытия. Впрочем, и кроме него - существует великое множество других способов бегства. Героиня рассказа - собирается в Европу. Зачем? А мир посмотреть. Зачем - на мир посмотреть? А чтобы… развлечься, отвлечься. Работы мало, суеты много, а всё же героиня устала, должно быть… Вот и один серьёзный мужчина сказал, прочитав рассказ, что нужно же иногда и отдыхать! А отдыхать для него значит выпивать. С друзьями, конечно, не в одиночку. Он ведь пока не алкоголик. А в кругу друзей что главное? Дружеская поддержка! Она заключается в том, что ты можешь говорить с умным видом любую чушь, но тебя будут слушать(под водочку) с уважением, и даже похлопывать по плечу. Дескать, наш человек! И сколько всего знает! Молодец! И твоего комплекса неполноценности как не бывало.
В мире тысячи разнообразных наркотиков, в число которых входит и алкоголь. Но и очень многое, не имеющее химической формулы, может стать наркотиком. Телевизор – наркотик, деньги – наркотик, работа – наркотик, покупки – наркотик, евроремонт - наркотик, туризм – наркотик. Помните знаменитое «религия – опиум для народа»? Неразлучная парочка Маркс-Энгельс, провозгласив сей лозунг, должна была найти для себя другой «опиум». Конечно, наркотиком для них стала «мировая революция». Но ещё до того, как вбросить революционные лозунги в мир, парочка занималась тем, что встречала работниц, идущих со смены, и занималась, так сказать, «съёмом». Сейчас это называют пикапом. Сексуальный наркотик – один из самых сильнодействующих!
Функция наркотиков – в том, чтобы хотя бы ненадолго повысить уровень самоуважения, который, почему-то, колеблется. А колеблется он, когда человек - как правило, помимо своей воли – догадывается, что «живёт по лжи», в фальшивом условном мире, существование которого он сам же активно поддерживает. Можно ведь не только в фейсбуке «ставить лайки», но и в реальной жизни - улыбаться даже тогда, когда совсем не хочется, раздавать похвалы и делать мелкие подарки. «О, сколько нервных и недужных ненужных встреч и дружб ненужных!» Всё это – повседневное лицемерие, которое подобно смазке, чтобы наши шестерёнки безболезненно сцеплялись с шестерёнками других, - без которого, по-видимому, нельзя обойтись в социальной жизни. Всё это работает, и ты пребываешь в зоне относительного внутреннего комфорта, пока вдруг не произойдёт как бы пробой изоляции, и ты самому себе скажешь: вру! вру! вру! Зачем? Зачем? Зачем?
Вот – надоело врать себе и другим! И эта социальная смазка, довольно таки вязкая и вонючая – уже налипла толстым слоем на душе, и душа твоя - задыхается. Ей бы отмыться, ей бы кислорода правды! А смазка привычного лицемерия, так сказать, необходимой для жизни лжи – называется по-разному: вежливость, демократичность (не скажешь же идиоту и хаму в лицо, что он идиот и хам, и разговаривать с ним – ниже твоего достоинства!), гуманность, толерантность, наконец, политкорректность. Может быть, в политике политкорректность действительно уместна – чтобы не плодить лишние конфликты – но лично я – её ненавижу. И, вероятно, поэтому – я в «приличном обществе» невыносим - то и дело, часто даже помимо своей воли – говорю неуместную и никому не нужную правду, да ещё в резкой форме. От чего друзей у меня не прибавляется, да и тех, что были – теряю. Вот я и говорю, что моими друзьями остаются только те, кто в силах меня «выдержать». Но ведь не будь этих вулканических выбросов – был бы я душевно живым? Писал бы стихи?
Анастасия Зиневич, конечно, помоложе меня – и выросла в мире лицемерия, которое на порядок выше лицемерия советских времён. Но ведь живёт рядом со мной – а дурной пример, говорят, заразителен! А поскольку она ещё и в какой-то мере психотерапевт – то ведь «отрезвление правдой» можно считать главнейшим психотерапевтическим приёмом! Большинство терапевтов очень долго беседуют с клиентами, давая им «дозреть» и как бы самим осознать, до какой степени они в своей жизни «заврались». А то и вовсе выполняют «заказ» клиента, давая ему то что он хочет: обманываться дальше, но уже без болезненных мук совести А вот один из учителей Анастасии, поразительный врач-психиатр Алексейчик – христианин, между прочим – бьёт без пощады по самому больному месту, возвращает человека в реальность, часто очень, увы, болезненную. Бьёт именно из любви к человеку – чтобы помочь ему «прийти в себя», в свой утраченный «образ человеческий». Отрезвлением занимается! Кстати, большинство коллег, особенно зарубежных – такой стратегии не принимает. Во-первых, процесс идёт слишком быстро – а кто деньги платить будет, да, может быть, не один год? А во-вторых – как это …негуманно. Причём негуманно у них стоит на первом месте, а проблема денег - разумеется, не озвучивается. Хотим выздороветь – и без боли? Пусть делают операцию – но под наркозом, с наркотиками… Но поставить на место вывихнутую душу – без боли, без страданий – не получится.
Целительная сила правды. Необходимость отрезвления. Разумеется, Анастасия делает это вовсе не из «мессианских амбиций», как утверждает в комментариях к рассказу наш друг (не по фейсбуку, а по жизни) А.А. Анастасия – будущий психотерапевт, и обе героини рассказа принадлежат к психотерапевтическому сообществу. И тут нужно понимать категоричность императива: врачу, излечися сам! Может ли психотерапевт помочь другому прийти к осознанию своей болезненной реальности, если сам находится в плену фальшивой реальности и прибегает к тем или иным разновидностям наркотиков, изо всех сил не желая видеть правды? Сколько их, "недоделанных" психотерапевтов, и какой же вред они приносят репутации психотерапии! А.А. устав спорить по существу сказанного в рассказе, вдруг объявил, что рассказ неудачный. Но ведь речь не об эстетических достоинствах рассказа! А о том, нужна ли отрезвляющая правда. Или лучше – врать, чтобы быть другом. Сам А.А. имел в прошлом опыт работы с глубокими стариками в доме престарелых – их нужно было разбудить, отвлечь от тягостных мыслей, в буквальном смысле слова развлечь. Правду говорить им было уже бесполезно.
Но мы то ещё до такого абсолютного экзистенциального тупика не дошли. А мир, в котором мы живём, оперирует весьма лукавыми отговорками: это твоя правда, никто не знает правды, у каждого своя правда, своё мнение, свой мир. И вправду, каждый человек – целый мир. И миров много. Один израильский физик, всерьёз обсуждая так называемую многомировую интерпретацию квантовой теории, вводит новое понятие «мера существования мира». Для экзистенциального мыслителя это очень важное понятие, он-то привык говорить о существовании подлинном и неподлинном. Так вот – какова мера существования мира, в котором ты живёшь, с его относительным комфортом и уютом? Тебе кажется, что он существует и для тебя, и для других – если другие реагирует на лайки в сети, на существующий в реальности автомобиль, на шикарное платье, и на прочее… А, может быть, это всего лишь радужный шар, мыльный пузырь, который внезапно лопнет?

текст с комментариями откроются если пройти по ссылке:
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1833574030303746&id=100009535006296

++

Утраченная реальность

Говорят, что поскольку есть сны и галлюцинации, - мы    сомневаемся в статусе истинной реальности – она как бы двусмысленна. Школа подозрения как раз и учит проверять, не иллюзия ли перед нами.  Но мне кажется,  что это верно для тех, кто слишком ушёл в мир своих снов и смакует их содержание, кто галлюцинирует в силу психического расстройства или при помощи галлюциногенов.  Но сегодня есть ещё мир игр и виртуальной как бы  реальности   - так сказать, «снов наяву». Таким образом, онтологический статус подлинной реальности – подорван.  Есть много «реальностей»  - и ни одной абсолютно обязательной.  Вот самое скверное, что происходит: та реальность, в которой я живу, те слова, которые произношу, те поступки, которые совершаю,   -  всё это словно бы не совсем настоящее, всё это «как в кино». Только это «кино», которое кто-то снимает обо мне, фиксируя каждую минуту.  М.б. этот «кто-то» - я сам? Нет, это социум, это некий обобщённый Другой, который глядит на меня придирчивым взглядом: вполне ли я соответствую социальным стандартам. У меня отняли мой собственный мир   как безусловную и непреложную реальность!    В которой я  - реален, я этот – неповторимый – здесь и сейчас находящийся  – проживающий уникальный миг собственного бытия…  А что дали взамен? Эту условную социальную действительность, лгущую на каждом шагу, хроническую лгунью, у которой глаза скосились от постоянного лганья (как у секретарши в романе М. Булгакова)? Эту действительность с приклеенными улыбками, в которой всё продаётся и покупает и  снабжёно бесчисленными ярлыками? На толику комфорта, на всегда проблематичное и двусмысленное социальное признание, которое при неблагоприятном стечении обстоятельств может в  один миг рухнуть – ты променял реальность бытия?

- О какой реальности бытия вы тоскуете? Никакой реальности больше нет.  Ищите – не найдёте. Есть только симулякры.

- Но разве  это небо, эти деревья…

- Вы видите не деревья и небо,  а картинку.  Вас научили видеть рекламные картинки – вот вы и на всё встреченное смотрите уже как на картинку.   И замечаете несоответствия. Рекламная картинка своим мёртвым совершенством   убивает живую действительность.  Дерево оказывается кривым и полузасохшим, небо недостаточно голубым, море недостаточно синим, а на пляже  - мусор.  Помните у Маяковского - пришёл к парикмахеру и сказал,  спокойный: будьте добры, причешите мне уши!   Уже! Причесали! И уши – чтобы модное варево из звуков принимали за музыку. И глаза – чтобы нечто, на что лучше бы ваши глаза не глядели – принимали за картину. И мёртвые маски женщин в модных журналах -  принимали за лица. И желали бы этих женщин – хотя лучше бы вам никогда не сжимать их в своих объятиях. Ибо тут-то и обнаружится, до чего же всё в них поддельно.

- Если это так - то что же делать?  

- Бросить всё к чёртовой матери, потерять  ноутбуки и телефоны, стать бродягой, напиться, и, спьяну  обнимая дерево, вдруг почувствовать: а дерево то настоящее. Живое!  Оно – собрат по несчастью в этом большом городе, где всему настоящему и   живому нет места.

-Вы шутите? Ну а если всерьёз?

-……………………………………………………………………………………………………………………………….                                                              

Лицемерие

Вот передо мной какой-то текст о смысле жизни – явно из интернета. Даже хотел поискать его. Хороший текст, эмоциональный. Но ведь тут – реферат, кто-то присвоил себя чужие мысли, и даже чужие эмоции, чужую жизненную позицию, так что и нужды нет в вырабатывании своей. Текст на бумаге – оторван от личности. Кроме того, это слова на бумаге или на экране – я в не вижу выражения лица, не слышу интонаций. Вот это отчуждение текста от человека (а потом и выдернутой из текста мысли, гуляющей уже без упоминания об авторе) - характерная черта нашей цивилизации. Слова замещают людей. Люди могут говорить нечто похожее – но это разные люди! В жизни я интуитивно чувствую, свои ли слова говорит человек, или чужие, верить ему или не верить. Правда, одна вроде бы милая женщина, подругу которой я нечаянно «разоблачил», сказала: но ведь вы её не знаете! Интуиция ведь может и обманывать! Может, конечно. И всё же есть что-то в первом впечатлении, чего нельзя отбрасывать. А говорила это женщина, главная проблема которой в том, что она разучилась верить самой себе и доверять своей интуиции. В таком случае – и лицемера не разоблачишь, и сам – поневоле – будешь лицемерить. В эпоху, когда буржуа ещё только приходили к власти, романтики, чувствуя всю неуместность в новом обществе красоты и искренности, упрекали буржуа в пошлости лицемерии. В нашем позднебуржуазном мире и пошлость, и лицемерие до такой степени въелись не просто в жизнь, но даже в душу – что никто их даже и не замечает.

Путин – жил. Путин – жив. Путин – будет жить? (власть в эпоху высоких технологий)

   Путин – жил. Путин – жив. Путин – будет жить?
                 (власть в эпоху высоких технологий)
«Воскресший Путин» -  чуть-чуть не похож на себя. Он как будто стал выше ростом. И более худым. А бывал и пониже – на встрече в Минске. Всё более настойчивы слухи о двойниках. Говорят и о многочисленных косметических операциях, которые делает первое лицо страны - чтобы выглядеть убедительней. Можно в интернете найти десятки фотографий – на которых «разный Путин». И вот начинаешь размышлять о природе  власти в век высоких технологий.     
Скажем, внешне похожего двойника не так уж сложно найти. Можно придать ему ещё большее сходство посредством пластических операций. Ну а что сделать, чтобы он поступал так же, произносил вполне ожидаемые и «узнаваемые» слова? Тут мало чисто актёрского дара. Тут, по-видимому, в ход идут методы  настоящего зомбирования. Такой психологической обработки, в ходе которой  «двойник» должен  утратить часть своей личности, «забыть», кем он был  прежде. Для этого в ход идут и гипноз, и «промывание мозгов», и даже частичное стирание памяти.  Психофармакология тоже не остаётся в стороне.
Наш век будет назван  веком биологии и генетики? Скорее -  веком  психотехнологий. Всё, о чём говорили авторы так называемых антиутопий – осуществляется на наших глазах.  Детекторы лжи (недавно сообщили об изобретении нового варианта, куда более совершенного), попытка «чтения мыслей» (чем занимались ещё при советской власти в Институте мозга), и т.п. Нейрофизиология, изучение структур мозга – сегодня передний край науки. Кажется,   идёт борьба  за  знания о человеке, которые  помогут   излечить болезни, улучшить качество жизни.  Но, похоже, – это битва за полное господство над человеком, над его психикой.
Ни  наука, которая так и не изжила позитивистских предрассудков, ни вся наша техногенная цивилизация, порождающая такую науку -  не  желают  признавать наличие у человека автономного и неподконтрольного внутреннего мира, и, тем паче,  уважать этот мир в его неприкосновенности и интимности. Отсюда, кстати, такой интерес к проблеме чипов, которые могут быть как на карточке, но такой, без которой ты даже в магазин и в банк не сможешь зайти,   но лучше вживляемых под кожу. В последнем случае – есть возможность посылать стимулирующие сигналы в различные зоны мозга – в том числе, в зону удовольствия и неудовольствия.  Тогда перед нами – управляемый на расстоянии человекоподобный робот. Все технологии «манипуляции сознанием» бледнеют перед этой вполне осуществимой перспективой.
Наука  исполняет заказ власть имущих: сохранить  способность получать удовольствия, продлить жизнь, в пределе – даровать бессмертие.  Разборка людей на органы и пересадка органов идёт полным ходом.  Недавно промелькнуло сообщение об успешной пересадке пениса – оказывается, и это не так просто. Ещё интереснее сообщение о намерении вернуться к пересадке головы. Живущая отдельно от тела «голова профессора Доуэля» - это для потребителя не интересно.  А вот если голову  одряхлевшего властителя, уцелевшего после всех перестрелок в коридорах власти, пришить к молодому  туловищу… С собаками лет тридцать назад пробовали. Но сейчас появились совсем другие возможности! И в случае удачи –  вопросительный знак в названии моей статьи можно будет заменить на восклицательный. А клонирование, нанотехнологии, успехи молекулярной генетики, 3-Д технологии? Всё это  - в соединении с идеями так называемых трансгуманистов - можпет дать ошеломляющий результат. «Тело человека» - вскоре можно будет «собрать» из множества отдельных частей.  Вдохнуть же в это тело живую душу – вряд ли удастся.
…Вернёмся же к проблеме «двойника», то есть того существа, которое получается после соответствующей психотехнологической обработки. Это вам не безобидный Буратино, которого вытесал папа Карло из деревянной болванки, не какой-то допотопный чуркин. Это нечто  пугающее. Как вы догадываетесь, никаких нравственных принципов у такого существа быть не должно. Впрочем, они и у «оригинала»  не должны доминировать – вовсе стираясь по мере восхождения наверх. А уж в двойнике –и вовсе выжжены. Такое существо (тщательно избегаю называть его человеком) – способно абсолютно на всё. Вплоть до уничтожения человечества, если понадобится.
Зомби – это не страшилка. Это реальность. Скажите, а вас не зомбировали? Праздный вопрос. Но ведь  по  технологии колдунов на Гаити – человека нужно сначала как бы умертвить!  Лишить памяти о том, кем он был! Сегодняшнее зомбирование масс – не требует того, чтобы вы непременно забыли своё имя, а заодно и лицо своей матери. Но вот душа (правда, сегодняшнему человеку непонятно, что это такое!) – непременно должна быть убита. Смерть души – это диагноз. Не знаю, как психологи смогут работать с людьми, которым поставлен такой диагноз. А как поэт – я размышляю над  этой темой уже очень давно. И вот стихотворение:

"Как тяжко мертвецу среди людей»
                            А.Блок.
Как тяжко быть живым среди людей,
всего лишь притворившихся живыми.
Они глазами пялятся пустыми,
просматривая выпуск новостей.
А на экранах тоже – трупы, трупы
актёрствуют, в улыбке скалят зубы,
бодрятся и болтают без конца.
Грим наложив и трупный запах скрыв,
мертвец как никогда сегодня жив,
И лишь одно в нём выдаст мертвеца:
утрачена единственность лица.
Мёртв телефон, компьютер, автомат.
Мертвец на танке прёт. Бессмертен, гад!
Он сеет смерть, а пожинает власть.
Он ставит подпись. Он пирует всласть.
Власть мёртвых. Пирамида. Мавзолей.
Власть мёртвого над жизнью – злей и злей.
Неужто же – живее всех живых –
кто мёртв? Живой, задумавшись, притих,
и постигая нынешнюю жуть,
всё повторяет: быть живым – вот суть.
                           БОРИС ОСЕННИЙ. Одесса. 17.03.15.

Смерть Бориса Немцова

                                             Борис Осенний
                    
            Левиафан. На смерть Немцова.

«чу́дище о́бло, озо́рно, огро́мно, стозе́вно и ла́яй»
                        Эпиграф к книге Радищева

Да, это чудище огромно -
начала нет и нет конца,
и уголовно, и  погромно,
в нём сто голов – но нет лица,
тем и страшней всего: безлико!
Оно умеет жрать и красть.
Ни стона нашего, ни крика
оглохшая не слышит  власть.
Жизнь ненавидит  некрофил,
высасывает силы.
Смердит власть смерти. Тьма  могил.
Какие рожи!  Рыла!
Как быть с чудовищем родным,
с Горынычем любимым? -
сошло с ума, из пасти – дым,
и бредит третьим Римом.
Кого сдавил Левиафан –
тот жив едва и вечно пьян.
Перед Левиафаном
-  стоять со словом бранным?
Того не одолел сей Гад
с  воняющею  тушей,
кто не соврёт,  кто жизни рад,
кто  сохраняет душу.
Кто вовсе не затем умён,
чтоб множить капиталы
…Цветы, цветы и тьма знамён.
Как много нас! Как мало…
                    2.03.15.

  Борис Осенний - ещё одна ипостась живущего в Одессе поэта Рейдермана, недавнот он выпустил книгу сихотворенгий "Боль", связанную с событиями в Украине.

что есть реальность?

Реальность есть там, где есть вера в реальность. Иначе это «действительность», которая близка к виртуальной реальности.  А это – как бы сон наяву. И тут я должен сказать, что объявление этой реальности чем-то мнимым, иллюзорным – во имя истины чего-то трансцендентного – ведёт к обесцениванию реальности.  «Бегство в трансцендентное» - свойственное религиям.  «Нет правды на земле! – восклицает Сальери, реальность лжёт, она во многом мнимая, - всё так! Но ты то должен  привнести правду – чтобы она на земле была.  И только в твоей борьбе с ложью, только при свете этой правды – перед тобой не действительность как нечто данное извне, а реальность. Итак, непросто «вера в реальность», но вера в правду, в истинность этой реальности – которая не сама по себе возникла, а тобой добыта.  То, что просто видишь – ещё не реальность! И тем паче не реальность то, что видишь на экране. Ты в этом не живёшь! Ты на углы не натыкаешься, ты о твёрдость и неподатливость вещей шишки не набиваешь. Эта реальность не экзистенциальна. 
И тут я вдруг понимаю смысл призыва: Смирись, гордый человек! С чем смиряться? С ограниченностью твоих сил и возможностей, равно как и твоей ситуации, с твоей обусловленностью этой ситуацией, твоим «местом в бытии», которого ты не выбирал, в которое ты «заброшен» судьбой.  Вот раньше у человека была судьба – нечто необратимое. Сегодня судьбы нет. Хотя две точки судьбы всё же остались неизменными: родился – и умрёшь. Но судьба, рок – это в античной трагедии! По мере же эмансипации человека – исчезает главное: необратимость. Между тем, именно необратимость и свидетельствует в максимальной степени о реальности!  Я человек – и не могу быть ни обезьяной, ни облаком. В древности духи, способные быть «всем», «оборотни» - страшили. Быть кем угодно – в этом могущество. Но и быть собой – единственным – в этом тоже могущество – хотя и иного рода. Демон в бутылке. Он там должен уместиться в ограниченном пространстве, «смириться». Очень похоже, что человек – такой дух, который  выпустили из «бутылки». Этот дух, который был по неосмотрительности выпущен  из бутылки «магами» Ренессанса – нужно загнать обратно. А вот –можно ли?
Человек ограничен своим местом – и на этом месте ответственен перед бытием. В гордыне есть нечто бесовское, ОНА СВЯЗАНА С БЕСПРЕДЕЛЬНОЙ ЖАЖДОЙ САМОУТВЕРЖДЕНИЯ, что порождает неизбежно жестокость и разрушает всё вокруг. Смириться – значит не совершать «революции», не бунтовать, пытаясь насильственно изменить ситуацию, - а преображать, насколько возможно, свою ситуацию изнутри. И призыв Достоевского, и «непротивление злу» Толстого  - родственны. Либо ситуация необратима: нам здесь жить, с этими людьми жить,  - либо обратима: могу быть не здесь, могу быть с другими, могу быть другим.  Могу изменить даже пол – так что и анатомия уже не судьба!  И даже планета Земля –не судьба – улетим на другие планеты! И, кстати, это магическое всемогущество даёт нам наука. Вчера заглянул в новости науки на Полит. ру – там уже на три Д-принтере собираются «печатать» лунную базу. То есть привезут принтер на Луну – и будут строить из местного материала! На это уйдёт  всего неделя. И на Марсе нога человека непременно будет… Ну а вот если Землю поменять нельзя – то тогда ты должен о ней заботиться. И ты смиренно понимаешь необратимость того, что ты – человек – а не облако и не жираф,- и почему должен быть человеком, хоть это и нелегко. Животным быть легче – да и превратиться в него проще простого.
РЕАЛЬНОСТЬ – ЭТО ТО, ЗА ЧТО ТЫ ОТВЕЧАЕШЬ.
Вот и получается, что сегодняшняя наука нас искушает всемогуществом и возможностью не быть тем, кем ты должен быть. То есть возможностью избежать «долга», нравственных обязанностей! А ты – искушению не поддавайся, а ты загони дух свой  «в бутылку», то есть сознательно ограничь себя. Дабы быть собой. Ибо  где нет определённости границ – там и ты не можешь быть кем-то определённым.
Ася вчера писала работу об «Анне Карениной». Мне всегда казалось, что Толстой несправедлив к ней – и я  был на стороне Анны. Но есть в начале романа момент,  где в ней проглядывает нечто бесовское и жестокое. На самом деле – вот человек, который не может принять своё положение: принять себя как жену, как мать. Можно и шире сказать: принять жизнь и судьбу. Её поведение есть бунт, и хотя нам этот бунт кажется естественным и извинительным (хаа-чу лю-у-убви на-а-астоящей!) – но всякий бунт, как это становится рано или поздно очевидным,  есть дело разрушительное, и, в конечном счёте, самоубийственное.   С апологией бунта – пора покончить. И перестать аплодировать Камю.

юбилейные творческие вечера

18 ноября в 18.00. в большом зале филармонии юбилейный вечер поэта и музыкального критика Ильи Рейдермана с участием друзей-музыкантов Владимира Саксонского, Юрия Кузнецова, Сергея Терентьева,  Ивана и Елены Ергиевых (дуэт Каданс) и квартета "Гармонии мира". Стихи из новой книги "Музыка" читает автор. Книга стихов и рецензий, писавшихся на протяжении многих лет, в триста с лишним страниц, - смогла появиться благодаря помощи музыкантов Алексея Ботвинова и  Владимира Спивакова. Предисловие к книге написал Алексей Ботвинов. Автору книги 25 ноября исполняется 75 лет (в этот день у него состоится ещё один творческий вечер, в Кирхе, где стихи из книги Музыка будут звучать вместе с органной музыкой в исполнении Вероники Струк). Это уже третий органно-литературный вечер в таком составе.  Автор полон новых творческих планов, надеясь на то, что осуществить их поможет сама жизнь. Как истинный поэт, он верит в то, что чудеса, хотя бы изредка, должны случаться, иначе жизнь становится скучной и серой как асфальт.

Еще о театре и реальности

<input ... >
koryxmavros  Извините, не смогла ответить сразу, если ещё не совсем поздно, то...
Мы недавно с мужем возвращались с прогулки, и пришла нам "на встречу"))) вот какая мысль:
"Мир -театр( по Шекспиру конечно же)", а главный режиссёр его Творец. Но этот театр, как в Древней Греции, продолжается изо дня в день, в процессе можно поспать, поесть, где играют не только актёры, но и зрители. У этого театра нет чёткого сценария, какой-то приблизительный есть, да и он известен только одному режиссёру. Как в сериалах, насколько бы они ни были для вас противны, герои знают основную канву сюжета, остальное, все реплики и движения, им предстоит разыграть на ходу. Режиссер даёт им полную свободу самовыражения, вплоть до того, что персонажи могут поменяться ролями, главное, чтобы они сами не запутались. Кстити, в некоторых сериалах(теперь это всё чаще случается) сценарий пишется уже потом, когда сыгранно и снято, так, для порядка. Не придумываю - сама видела и даже участвовала.
И эта полная свобода позволяет отрицательному персонажу стать вдруг положительным, было бы желание, ну, и конечно же наоборот( Только ни один, даже самый положительный актёр, не может заставить другого измениться без его желания.
А ваше желание вопить, в данном случае - катарсис.

Мой ответ:

Да, жизнь – театр, да, мы играем разные роли, и подлец вдруг может совершить добрый поступок, и наоборот,  - но во имя чего всё это? Какова была бы «правильная роль», правильная жизнь? Вот вы – мама, вы должны сказать ребёнку, что правильно, или, по крайней мере, учить его искать «правильное».  Или иными словами: если режиссёр – Творец, и он дал нам свободу, разрешив импровизировать, то – чего он ждёт от нас? Причём, речь идёт конечно, не о «прописях», не о заранее предписанном долге – а о том, чтобы мы сами догадались, что должен именно я – в своей подлинности и единственности. Только тогда я подлинный соавтор Режиссёра, который всего лишь вывел нас на сцену и наблюдает со стороны. 

Метафора театра – наглядно выражает «театральность» современной жизни: все чувствуют себя на сцене и хлопочут рожами, напяливают маски, выдавая себя за кого-то. Сцена – это возможность лгать! И именно это и повергает меня в отчаяние.  Дурак выдаёт себя за умного, а мерзавец – за общественного деятеля. спасителя страны.  И поскольку мы этому верим – соответственно складывается жизнь.  В эту дурацкую, кривую, ненастоящую жизнь – втянуты, увы, и люди искренние, которые живут, а не играют, которые и на сцене пытаются быть самими собой. Как правило, если они не подыгрывают циничным лицедеям, и не приклеивают лицемерную улыбку, им в жизни приходится труднее.  

Итак – не говорим ли мы  о разном? Я – о господствующей лжи, а вы – о мире как театре.  В мире, где все «играют» (понятие игры изначально близко вашему поколению) – во-первых, труднее отличить бескорыстную увлечённость игрой от расчётливой лжи, а во-вторых, те, кто по тем или иным причинам «вне игры», как правило, в житейском смысле проигрывают.  Мой вопрос: может быть, при этом они что-то и выигрывают? Например, сохраняют в себе живую душу. То есть – говоря по-евангельски – спасают её. Люди, живые лишь на физиологическом и интеллектуальном уровне, а душевно мёртвые – ещё одна метафора, которую я в своих текстах часто употребляю. И, наконец. если мы только «играем» - то где же реальность? Театр - прекрасная вещь, но его реальность условна, и сегодняшние участники действа эту условность сознают очень отчётливо. Вот почему для меня всё острее встает вопрос о реальности. Реальности меня самого, моей жизни, моего лица, а не маски. И реальности вне меня – реальности других людей, реальности мира. И тут вы меня поняли и поддержали, написав в комментарии:

 «Реальность одна. Сколько бы людей сколько бы реальностей себе не напридумывали, та, самая главная, реальность только одна. Вернуться в реальность мира - это важно, но не все хотят этого».

В том-то и дело: не хотят!   Ибо она от тебя слишком много требует и иногда причиняет боль.  Я бы сформулировал: реальность – то, за что мы отвечаем. А если не отвечаем – то её (со всей её земной тяжестью) как бы и нет. Есть только виртуальная реальность моего сознания, которая гораздо удобнее, комфортнее.   И если бы только моего! А то ведь и коллективного! Люди «договорились», и валяют дурака все вместе, создавая вот этот спектакль под названием «окружающая жизнь».  Этим я и возмущаясь, глядя на дурацкий спектакль из зрительного зала, и говорю: вы что, не видите, это же откровенное надувательство!    

Я об этом и в стихах:

что поделаешь – не играю.

Здесь живу. И здесь умираю.

Давайте договоримся: чтобы была реальность – необходима честность. Реальность открывается при свете совести. Реально то, что подлинно, что является настоящим. Как дерево. Как улыбка младенца, который ещё не научился лгать.