Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

человек: природное и культурное. Читая Маслоу

Но вот, пожалуй, самое главное, что меня остановило. По ходу дела говорится, что инстинкты человека ослаблены, - именно в сравнении с животными. «Я готов заявить, что болезнь – это ничто иное, как утрата животного начала»-136. Мы не слышим, что шепчут нам наши импульсы. Всякая психотерапия – восстанавливает и укрепляет … «загнанное в дальний угол животное». Но животное – это природное, экзистенциальное. По ходу работы – я всё больше осознаю проблему связи природы и культуры, которая, в сущности, центральная среди проблем человека и его экологии. У меня она выступает как единство духовного и экзистенциального (или их взаимное отчуждение). И экзистенциальное – превращается у меня  в синоним природного в человеке. Если вместо слова «природное» употребить «животное» - невольно возникают ассоциации с «животным началом в человеке», которое нужно, де, подавлять, потому что оно греховно и связано с низшими потребностями тела.  Против этих вековых и роковых заблуждений человечества Маслоу резонно ополчается.  Гипертрофия животного – в рамках концепции Маслоу – возникает как раз в качестве компенсации за неудовлетворение других потребностей. Наши базовые потребности «инстинктоподобны» - что означает, во-первых, что они во многом специфически человеческие, и, во-вторых,  что они на самой границе природы и культуры. Поэтому именно от культуры зависит – обратим ли мы на них внимание, услышим ли их, будем ли их культивировать.
Наша сегодняшняя  массовая культура обращается к грубым животным инстинктам – отнюдь не специфически человеческим. И очень шумно и агрессивно заглушает специфически человеческие инстинкты. Я убеждён, что и в человеке есть «родовой инстинкт», связанный с принадлежностью к человеческому роду. Так что когда мама говорит ребёнку «будь человеком» - то это не просто слова. И человек несомненно чувствует, когда именно он поступает не как человек. Но именно тут требуется сотрудничество «инстинктивного понимания» своей человечности – с культурой, с воспитанной нравственностью. Инстинктивное нуждается в осознании, окультуривании, заботе, уходе. Человек в этом смысле «культурное растение». Вот, скажем, семена высокоурожайной твёрдой  пшеницы. С повышенным содержанием белков и т.п.  Культурное растение куда более уязвимо ко всем воздействиям внешней среды. Что-то приобретя – оно что-то и потеряло!  А рядом сорняк – так сказать, нечто дикое, куда более жизнеспособное.  Если за культурным растением особенным образом не ухаживать,  оно погибнет и не выявит своих лучших качеств. Чем культурнее – тем большей заботы требует, «особых условий»!
Провожу прямую параллель с интеллигенцией, как элитным культурным растением. В периоды неблагоприятные она гибнет. И «перерождается». Ей нужны особые условия – отнюдь не только материальные.  Интеллигенция – это не просто «умные люди» - это духовная сила в обществе – к которой прислушиваются. В противном же случае она – на роли интеллектуалов-экспертов. Массовая же культура – очень похоже, культивирует «сорняки»! Её продукт – цивилизованный дикарь. Дикарь «засухо –и морозоустойчив».
Словом, получается, что нужно крайне беречь человека «облагороженного образа». Того человека, в котором природа как бы прямо превращается в культуру, у кого появляется даже «инстинкт культуры».  Этот инстинкт культуры – был у детей потомственных интеллигентов.  Взяв в руки книгу – они уже не могли остановиться.