Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

НЕДОБЫТИЕ

17.05.11.  Ася пересказала историю пациента – без финала. Врывается к врачу: я не могу больше так жить!  –А как можете? – Не знаю.  В конце концов выясняется: в жизни ничего не происходит! Полный застой!  Он этого не замечал, но полгода назад была какая-то гулянка у озера – все сослуживцы собрались,  и он соблазнил то ли одну, то ли даже сразу двух молодых сослуживиц.  И …ничего! Ни продолжения романа. Ни сплетен. Ни ревности жены.   То есть даже волны не пошли – полный штиль.  Тогда он стал нарочно устраивать скандалы.  Дальнейшего я не знаю. Судя по всему – даже скандалы не могли всколыхнуть это болото – просто решили, что у него почему-то резко испортился характер, и что ему нужно лечиться.

Но симптомы этой болезни я замечаю всюду.  Люди не могут «врубиться» в то, что происходит в эту минуту – увидеть, услышать, быть в ситуации. Они полуприсутвуют. Та полнота внимания, которую требуют буддисты, пребывание «здесь и сейчас» - для них недоступно. Они слишком привыкли к какой-то «рассеянности». Они не могут сосредоточиться, потому что в голове какие-то «параллельные» мысли, заботы.  Сознание множественно, а не едино, оно не может собраться и отдаться тому, что есть сейчас.  В отличие от ребёнка. Конечно, повинна в этом и наша способность к рефлексии.  

Ася прочитала «По ком звонит колокол» Хемингуэя.  Там американец в Испании – и я так думаю, что только вот эти четыре дня с любимой - он и жил полной жизнью. Да и то пришлось воевать с собственной рефлексией, спрашивая себя: я что, шизофреник? Рефлексия создаёт дырку, и в эту дырку как бы утекает то, что могло бы быть.  В сущности, техники буддизма как раз для того и предназначены. чтобы заткнуть эту дырку.  Мы научились рефлектировать, и «будучи здесь» - совсем некстати вспоминать о чём-то совсем постороннем. А теперь нужно научиться  …не рефлектировать. Не позволять посторонним мыслям врываться в контекст сиюминутного переживания.

Но это полурассеянное состояние сознания, это «невнимание», которое порой кажется равнодушием и эмоциональной тупостью – есть не что иное, как отчуждение.  Привычное отчуждение – как болезнь человека современной цивилизации.  Такова цена, которую он платит за  блага этой цивилизации.   Во всём, что делает человек, есть доля «нехотяйства».  Оно понятно, когда что-то делаешь по принуждению – нужно вставать, ехать на работу или на занятия, и т.п.   Но кажется, что нехотяйство, как бес, прокрадывается и вовнутрь того, что тебе желанно.  Тебе желанна твоя машина. твоя любовница. Но бес, будучи невидимым, начинает свою разрушительную работу, и вот  вдруг ты ловишь себя на равнодушии. И говоришь: надоело! Нужно менять машину, менять партнёршу. Но в следующий раз надоест ещё быстрее. Тебе одновременно нечто и хочется. и не хочется!

Если бы представить жизнь человека как-то метафорически, то я бы  представил людей в виде воздушных шаров. Больших, прозрачных, разноцветных, красивых. Одни летают выше, другие ниже, третьи и вовсе   волочатся по земле, катятся. как перекати поле. И нет почти ни одного, который вознёсся бы очень высоко, в простор небес. Секрет в том, что в каждом из них дырочка – меньшая или большая,  хотя невооружённым глазом и не видимая. И сквозь эту дырочку выходит то, что поднимает нас в небеса. Дух!  И вот уже лежат  на земле шары, ставшие пустыми оболочками. Они «испустили дух».  Эта метафора нравится мне и тем, что позволяет понять: мы принимаем за главное именно «оболочку» - телесную и социальную.  Но само по себе – без того, что его одушевляет – наше биологическое и социальное тело ничтожно! Вот мы что-то делаем на работе, или пытаемся веселиться в кругу знакомых и полудрузей, но если нет воодушевления, то всё это внутренне безрадостно.  Лишь то, что одушевляет нас – раздвигает стенки оболочки,  наполняет тот или иной акт нашей жизни смыслом. Но то, что нас одушевляет,  этот воздух, дух - невидимо!   И поскольку это не  есть нечто «вещественное», - то мы его считаем как бы самим собой разумеющимся.  Что это ошибка, и притом чрезвычайная – говорят все религии и философские учения  мира, призывая заботиться «о душе», а не о непосредственно ощутимых благах. Неужто правоту этих призывов большинство осознаёт только умирая?   Впрочем, бывает, что и в самый разгар «праздника жизни» вдруг кто-то, сидящий за столом, тяжело задумается, и окинет  велящихся вокруг недоуменным взором. И вдруг расхочется ему  есть  красную и чёрную икру и глядеть на самых дорогостоящих красавиц.   Но бедолагу быстро вернут в сообщество, дав ему дозу  антидепрессантов.

  Как же описать это   «недоприсутствие» человека в мире. в каждой конкретной ситуации?  Я бы сказал, что есть Бытие – которое есть полнота присутствия и осуществления себя в мире.  На другом полюсе – Небытие.  Увы, один из полюсов легко достижим – достаточно умереть. А полнота бытия – есть предел, которого достигают, якобы, лишь в просветлении.  Между полюсами же - недобытие.  Мне показалось, что  это я придумал это понятие, но оказалось – Хоружий. И в интернете оно уже достаточно популярно. Когда то Достоевский описал сон  своего героя – которому приснилось, что ад – это банька с пауками!  Холодная банька, в которой давно уже никто не мылся, полутёмная - и в ней уже пауки. Нечто не экстраординарное, а ужасно обычное и скучное.  Это почти что и есть образ недобытия. Современные люди в большинстве своём давно уже в таком аду.  И если бы писал книгу на эту тему, то я бы попросил художника нарисовать огромного паука, а внизу  у каждой ножки по слогам написано: не до бы ти е.