Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Путин – жил. Путин – жив. Путин – будет жить? (власть в эпоху высоких технологий)

   Путин – жил. Путин – жив. Путин – будет жить?
                 (власть в эпоху высоких технологий)
«Воскресший Путин» -  чуть-чуть не похож на себя. Он как будто стал выше ростом. И более худым. А бывал и пониже – на встрече в Минске. Всё более настойчивы слухи о двойниках. Говорят и о многочисленных косметических операциях, которые делает первое лицо страны - чтобы выглядеть убедительней. Можно в интернете найти десятки фотографий – на которых «разный Путин». И вот начинаешь размышлять о природе  власти в век высоких технологий.     
Скажем, внешне похожего двойника не так уж сложно найти. Можно придать ему ещё большее сходство посредством пластических операций. Ну а что сделать, чтобы он поступал так же, произносил вполне ожидаемые и «узнаваемые» слова? Тут мало чисто актёрского дара. Тут, по-видимому, в ход идут методы  настоящего зомбирования. Такой психологической обработки, в ходе которой  «двойник» должен  утратить часть своей личности, «забыть», кем он был  прежде. Для этого в ход идут и гипноз, и «промывание мозгов», и даже частичное стирание памяти.  Психофармакология тоже не остаётся в стороне.
Наш век будет назван  веком биологии и генетики? Скорее -  веком  психотехнологий. Всё, о чём говорили авторы так называемых антиутопий – осуществляется на наших глазах.  Детекторы лжи (недавно сообщили об изобретении нового варианта, куда более совершенного), попытка «чтения мыслей» (чем занимались ещё при советской власти в Институте мозга), и т.п. Нейрофизиология, изучение структур мозга – сегодня передний край науки. Кажется,   идёт борьба  за  знания о человеке, которые  помогут   излечить болезни, улучшить качество жизни.  Но, похоже, – это битва за полное господство над человеком, над его психикой.
Ни  наука, которая так и не изжила позитивистских предрассудков, ни вся наша техногенная цивилизация, порождающая такую науку -  не  желают  признавать наличие у человека автономного и неподконтрольного внутреннего мира, и, тем паче,  уважать этот мир в его неприкосновенности и интимности. Отсюда, кстати, такой интерес к проблеме чипов, которые могут быть как на карточке, но такой, без которой ты даже в магазин и в банк не сможешь зайти,   но лучше вживляемых под кожу. В последнем случае – есть возможность посылать стимулирующие сигналы в различные зоны мозга – в том числе, в зону удовольствия и неудовольствия.  Тогда перед нами – управляемый на расстоянии человекоподобный робот. Все технологии «манипуляции сознанием» бледнеют перед этой вполне осуществимой перспективой.
Наука  исполняет заказ власть имущих: сохранить  способность получать удовольствия, продлить жизнь, в пределе – даровать бессмертие.  Разборка людей на органы и пересадка органов идёт полным ходом.  Недавно промелькнуло сообщение об успешной пересадке пениса – оказывается, и это не так просто. Ещё интереснее сообщение о намерении вернуться к пересадке головы. Живущая отдельно от тела «голова профессора Доуэля» - это для потребителя не интересно.  А вот если голову  одряхлевшего властителя, уцелевшего после всех перестрелок в коридорах власти, пришить к молодому  туловищу… С собаками лет тридцать назад пробовали. Но сейчас появились совсем другие возможности! И в случае удачи –  вопросительный знак в названии моей статьи можно будет заменить на восклицательный. А клонирование, нанотехнологии, успехи молекулярной генетики, 3-Д технологии? Всё это  - в соединении с идеями так называемых трансгуманистов - можпет дать ошеломляющий результат. «Тело человека» - вскоре можно будет «собрать» из множества отдельных частей.  Вдохнуть же в это тело живую душу – вряд ли удастся.
…Вернёмся же к проблеме «двойника», то есть того существа, которое получается после соответствующей психотехнологической обработки. Это вам не безобидный Буратино, которого вытесал папа Карло из деревянной болванки, не какой-то допотопный чуркин. Это нечто  пугающее. Как вы догадываетесь, никаких нравственных принципов у такого существа быть не должно. Впрочем, они и у «оригинала»  не должны доминировать – вовсе стираясь по мере восхождения наверх. А уж в двойнике –и вовсе выжжены. Такое существо (тщательно избегаю называть его человеком) – способно абсолютно на всё. Вплоть до уничтожения человечества, если понадобится.
Зомби – это не страшилка. Это реальность. Скажите, а вас не зомбировали? Праздный вопрос. Но ведь  по  технологии колдунов на Гаити – человека нужно сначала как бы умертвить!  Лишить памяти о том, кем он был! Сегодняшнее зомбирование масс – не требует того, чтобы вы непременно забыли своё имя, а заодно и лицо своей матери. Но вот душа (правда, сегодняшнему человеку непонятно, что это такое!) – непременно должна быть убита. Смерть души – это диагноз. Не знаю, как психологи смогут работать с людьми, которым поставлен такой диагноз. А как поэт – я размышляю над  этой темой уже очень давно. И вот стихотворение:

"Как тяжко мертвецу среди людей»
                            А.Блок.
Как тяжко быть живым среди людей,
всего лишь притворившихся живыми.
Они глазами пялятся пустыми,
просматривая выпуск новостей.
А на экранах тоже – трупы, трупы
актёрствуют, в улыбке скалят зубы,
бодрятся и болтают без конца.
Грим наложив и трупный запах скрыв,
мертвец как никогда сегодня жив,
И лишь одно в нём выдаст мертвеца:
утрачена единственность лица.
Мёртв телефон, компьютер, автомат.
Мертвец на танке прёт. Бессмертен, гад!
Он сеет смерть, а пожинает власть.
Он ставит подпись. Он пирует всласть.
Власть мёртвых. Пирамида. Мавзолей.
Власть мёртвого над жизнью – злей и злей.
Неужто же – живее всех живых –
кто мёртв? Живой, задумавшись, притих,
и постигая нынешнюю жуть,
всё повторяет: быть живым – вот суть.
                           БОРИС ОСЕННИЙ. Одесса. 17.03.15.

закрытое и открытое сознание

Речь идёт, в сущности, о вещах, имеющих универсальное значение.  Оппозиция открытого и закрытого – почти так же фундаментальна, как оппозиция левого и правого.  Искусствоведы говорили об открытой и закрытой форме. Поппер говорил об открытом и закрытом обществе.   Всякое «закрытое» и в самом себе обособленное – тяготеет к тоталитаризму.  Не исключением является и «тоталитаризм» закрытого, индивидуалистического сознания.

Эпоха постмодерна  как бы обезвредила тоталитаризм и в обществе, и  в сознании. Но  проблема решена превратным образом.  Путём деструкции, разрушения  единого управляющего «центра»   - и возникновения множества центров,  сумма взаимодействия которых и определяет поведение системы.  Это значит, что нет больше общества, как единства – и непонятно, кто же на деле управляет государством,  сложение всех действующих факторов ведёт к результатам, которые нельзя заранее предсказать. То же самое касается и индивида – и его больше нет, как единства, как ответственного за всё, что он делает.  Нет больше за всё отвечающего и всем управляющего Я.  Именно это и означает пресловутая смерть субъекта. Индивид теперь как бы «множественное» существо, то есть пространство, сцена, вмещающая в себя множество «ролей», факторов. Требовать от такого существа полноты нравственной ответственности – бессмысленно. Он ведь и сам не знает, как всё «сложится», как он поступит. Нельзя сказать, что он вполне сознательно решает, - скорее, он «складывает» все факторы, «вычисляет» решение. То есть решение уже не является вполне рациональным и продиктованным исходя из каких-то «принципов», идеалов,  истин  сознания. Это совершенно новая ситуация, в которой прежнее теоретическое содержание сознания утрачивает своё определяющее значение.

При этом сознание уже не закрыто – то есть оно не сосредоточено на самом себе, не рефлектирует своё собственное содержание, не очерчивает как можно точнее свои границы. Напротив, оно направлено во внешний мир, оно едва ли не всецело занято ориентацией в нём и решением заданных этим миром задач. Оно открыто потокам информации, но, как это ни парадоксально, оно эту информацию просто впускает в себя, а не «перерабатывает», не осмысляет,  он ей позволяет бессознательно переструктурироваться, он не знает последствий вошедшей в него информации.   Мы не можем с уверенностью говорить, что человек совершил убийство, потому что смотрел жестокие фильмы.  Но действительных последствий этих фильмов мы не знаем.  Тут связь не строго причинная – тут переструктурирование психики, помноженное на игру случая. И человек, совершивший некий поступок (в том числе и убийство) лишь говорит: так сложилось. Так сошлось воздействие множества факторов. Так случилось.  В сущности, перед нами человек «невиновный», не ответственный в том, что с ним случилось, что он сделал – как бы не сам.   Разве ответственна машина, в которой очень много всяких колёсиков, сцепившихся друг с другом – обуславливает её «шаг»? Разве ответственен компьютер?  Вот: государство, социум – действуют как бы не сами, и человек действует как бы не сам. Значит – они во власти «стихии»?   Научимся ли мы привносить в эту стихию некую разумную направленность? Так или иначе – перед нами следующий этап отчуждения. Человек во власти анонимных сил -а по существу, во власти орудий, средств, которыми он пользуется. Он пользуется знаками и оказывается во власти знаков, он пользуется техникой и оказывается во власти техники, он «пользуется «социумом» (который превратился теперь из сферы бытия в средство существования) – и оказывается во власти анонимных сил социума.  

Всё, о чём я здесь говорю, свидетельствует о новой ситуации. И о том, что человек постмодерна – есть другой тип человека.  Не прежний индивидуалист с агрессивным закрытым сознанием. Но открытость этого сознания всего лишь формальна.  Индивидуалист постмодерна стремится к господству, то есть к овладению социальными благами и властью. Но это не господство его Я – ибо он уже не знает своего Я, не знает «кто он». С чем связана и утрата идентичности.  Открытое сознание человека постмодерна – становится аморфным, децентрированным (или полицентричным).  Преодолён ли тот самый монологизм мышления и сознания,  о котором говорил Бахтин? Чуточку фантазируя, я бы сказал, что мы пришли к некоей «полифонической личности» - в сущности, к своего рода социально вменяемому шизофренику, в котором живут одновременно несколько разных личностей. Иные из них иногда даже и не знают друг о друге, и просто в соответствии с ситуацией сменяют друг друга.   Но о полифонии говорить можно только условно – полифония это всё же музыка, какая-то форма согласования голосов и их гармоническое единение. Здесь же перед нами «какофония» не согласующихся и не существующих в каком-то едином экзистенциально-смысловом поле голосов. Поэтому верней было бы говорить о «какофонической личности».